Интервью с нашим земляком. Ришат Хамитов продолжает петь в Башкортостане

Ришат Хамитов — наш земляк, уроженец деревни Курманово, долго работал заведующим клубом, участвовал в художественной самодеятельности Кунашакского района. Потом уехал учиться в Уфу, и так и остался в Республике Башкортостан. С известным артистом побеседовал Михаил Хабиров, пресс-секретарь постоянного представительства Республики Башкортостан в Челябинской области, тоже, кстати, наш земляк из Муслюмово.

DSC_9910Ему недавно исполнилось 50 лет, но он все так же легкой походкой выходит на сцену, волнуясь и волнуя, поет свои берущие за душу песни, и зал неизменно аплодирует…
В чем же секрет успеха певца, режиссера, поэта и человека Ришата Хамитова, поклонниками таланта которого вот уже почти тридцать лет являются зрители разного возраста. В том, что у Хамитова своя ниша – патриотические и лирические песни. Это не мешает ему писать прекрасную лирику. Он написал песню про родной Стерлитамак и бессмертные башкирские кубаиры. И все же огромное признание ценителей музыкального башкирского творчества он получил за то, что всегда пел и поет о Башкортостане и о России. Сегодня певец и режиссер, лауреат Международных, Всероссийских республиканских конкурсов и фестивалей Ришат Хамитов рассказывает о своей творческой жизни нам.

- Ришат Газизович, среди исполнителей современной песни ваше творчество стоит особняком. Расскажите, как и почему вы пришли к патриотической теме?

— Я никогда не задумывался, какие песни у меня получаются: лирические или патриотические, пою, которые мне нравятся. И все, что я делаю на сцене, что делаю в последнее десятилетие, — это то, что нравится мне самому. В моем понимании – это самый честный способ донести до людей то, что во мне накопилось. Например, свой кубаир «Курман» я написал в память о трагической судьбе моей деревни.

- В период перестройки в Башкортостан хлынуло много наносного, чуждого нашей культуре из Америки, Европы, изменилось и отношение к Родине, патриотической песне, многие стали стесняться самого слова «патриотизм», и редко кто из певцов и композиторов поднимал и поднимает эти темы.

— К популярной музыке отношу все жанры: рок-музыку, если она хорошо написана, становится популярным, хитом. А хит –это уже поп-музыка. И я думаю, что где-то процентов 70 людей, а остальные — уже джаз или классику. Так вот именно популярная музыка отражает состояние общества, выполняет его заказ, причем заказ именно тех, кто слушает радио, смотрит телевизор, общается друг с другом. И если в обществе патриотизм не имеет того значения, как это было раньше, то естественно, и музыка, и поэзия не отражают патриотических порывов.

Написать гражданскую песню, которая объединяет людей, сложнее, чем написать на традиционную тему о любви, встрече- расставании. На лирике можно заработать, по крайней мере это гарантированно. Она популярнее, чем патриотическая песня, если хорошо сделана. В патриотическую же или гражданскую песню много вкладывается смысла. Во первых, текст не должен быть банальным, потому что уже все перепето, каждое слово пафосное отдает вульгарщиной. Сами значения иногда поворачиваются наоборот, переиначиваются. Во-вторых, патриотическую песню нужно очень искренне спеть. Это не дежурная песня.

Значения самих слов тоже со временем со временем меняются. Слово «демократ» после перестройки звучало гордо. Потом утратило свой смысл, очень многие мимикрировали под это понятие, а впоследствие оно стало звучать как ругательное. Если раньше говорили «патриот» — это был Данко, который отдал свое горящее сердце людям и указал им верный путь. Это было красиво, это были герои страны. На них равнялись. А сейчас кто герои? Кто на «Бентли» ездит? Для молодежи это круче звучит, чем слетать в космос. Происходит подмена понятий. Поэтому когда говорят «патриот», нет такого ощущения, что это человек, готовый пожертвовать жизнью за Родину, за нас с вами. Институт героев, понятие героя совершенно дискредитованы, размазаны. А страна а без героев – мотор без бензина: если героев нет, не на кого равняться. Патриотизм и герои – образы и идеология, на которые ориентируется подрастающее поколение, для которого важнее не заработать денег, а сделать что-то полезное для общества. Вот этого понимания сейчас нет.

- Как вы считаете, патриотическая песня может сыграть какую-то роль в изменении ситуации?

— Песни, музыка, стихи, музыкальные инструменты имеют огромное влияние, колоссальное значение в жизни людей. Если это сделано талантливо, то миллионы людей верят в эту песню, в тех, кто ее поет, у них она остается в сознании. Ведь правильно было сказано: «Нам песня строить и жить помогает». Я больше скажу. На мой взгляд, во время одного из самых страшных периодов в нашей истории – Великой Отечественной войны 1941 -1945 годов – родились великие песни, такие, с которыми двадцатилетние пацаны вставали из окопов и шли практически с голыми руками. И побеждали. Причем эти песни не были бравурными, они были разными, но они были нужны. Музыка ответила на заказ общества в тот период. Эти песни реально помогали победить.

На концертах, вместе с вами работают много других исполнителей, тоже популярных, любимых, однако нас цену выходите вы, и зал встает… Что вы чувствуете в этот момент?

— Любой артист скажет, гладя на то, как под исполняемую песню поднимаются зрители, — что это высшее счастье, это всегда волнительно. И это совершенно невероятное ощущение, сравнить его нельзя ни с чем.

- Наверное, это и есть творчество – процесс, в котором участвует не один человек, а как минимум два: один исполняет, другой слушает…

— Творчество – это потребность. И в каждом случае она своя. Когда выходит артист, конечно, он выступает для кого-то, и нужны зрители. Это самореализация.

- Что вы как исполнитель, композитор, можете сказать о ситуации с современной песней в России? Изменился ли слушатель? Если да, то как, и использования каких новых приемов и методов он сегодня требует? Пришло к вам в связи с этим новое личное осознание, появились новые проекты?

— Раньше можно было написать одну песню, которая увлечет всю страну, сейчас сделать это сложнее, потому что общество расслоилось, оно очень разобщено. Кому-то нравиться одна музыка, кому-то – другая, я имею в виду стиль. У нас, к сожалению, не происходит развития национальной музыки или, если сказать по-другому, национальная музыка не вписывается в современную мировую культуру. Вот это самое страшное. Наоборот, современная западная культура растворяет нашу музыку. Аранжировщики, музыканты пользуются западными технологиями, готовыми электронными заготовками и фрагментами, из которых собирают отечественную музыку. Даже в записи на студиях используют такое слово – «лупы».

И получается не российская музыка, только слова русские. Так сложилось исторически, что в Советском Союзе огромное количество разных национальных культур объединились и варились в одном котле. Все русские, башкирские, казахские, марийские, еврейские и другие песни за десятилетия, небольшой, кстати, срок, переплелись, произошло их взаимопроникновение.

В музыке России есть и такой интересный момент: вся музыка – Кавказа, русских и украинцев – похожа. Первые и вторые доли в ней равнозначны и одинаковы. И публика всегда хлопает на первую долю. Это такой специфический момент музыкальный, он очень важен. А вот в западной музыке, скажем, англосаксонской, негритянской, сильная доля вторая, и хлопают они на вторую. Получается, что нам навязывают ритмически чуждую культуру. Музыканты тянут в одну сторону, а народ любит другое…
Современная музыка в России коррелируется (есть аналог) с итальянской и испанской, но не с английской, негритянской и какой-то другой. И вот получается, что, вместо того чтобы развивать наш традиционный багаж мелодий, который образовался на огромной территорий России, мы стараемся подражать западной культуре. А подражание, компиляция всегда хуже оригинала.

Современная американская музыка, африканский дизайн продвинулись, потому что они чувствуют изменения в природе, приспосабливаются, вносят свой колорит африканский в современные песни.

- Как вы считаете, почему нет?

— Я считаю, что развития нашей музыки, а в чем-то и культуры, науки и прикладной науки не происходит, потому мы сами себя не любим в истории. Появляются талантливые люди, но почему-то мы продолжаем пресмыкаться перед западной культурой. Это еще с Петра I началось. Почему-то обязательно надо приглашать немцев, других иностранцев для обучения. Приглашать можно, но нужно делать по-своему. Помните, как поступили немцы после Великой Отечественной войны: у них не было своих стратегических разработок – они приобрели западные. Китай тоже копирует, а через десятилетие у них все свое. Они себя любят, считают самой умной, самой красивой и лучшей нацией. А это и есть патриотизм – думать о себе, уважать себя. Если мы сами себя не уважаем, кто нас будет уважать в мире? Поэтому надо наши старые традиции развивать, показывать по телевизору, чаще говорить о том, что это хорошо. Чтобы современные мастера появились и на основе этого создавали современное искусство с национальными элементами. Тогда это будет интересно.

- Как один из видных представителей башкирского шоу-бизнеса, какими вы видите дальнейшее развитие песенного исполнительства в России и взаимодействие народной и массовой культуры. Как и насколько это возможно и что для этого нужно?

— Это куда страна повернет, Повторюсь, но современная музыка отвечает требованиям основной массы населения: куда мы пойдем, куда будем рулить.
Кем мы хотим, кем страна сможет быть: победителем среди других стран или побежденной? Возьмем арабов – живут себе. Шейх им дает необходимое, поют свои песни, с мировой культурой не соприкасаются, смотрят телевизор. Не думаю, что они вклад огромный в мировую культуру внесут. Или мы будем победителями, тогда американцы будут разучивать нашу музыку.

Сегодня американская музыка звучит и в Италии, и в Испании, и в России… Наша музыка звучала везде в их клубах, в ресторанах, в барах после Великой Отечественной войны. Тогда у нас был шанс войти в мировую музыкальную культуру. Так вот, если мы пойдем по пути компилирования западных образцов музыки, то мы обречены.
Другой путь – движение в сторону национальной музыки, самосознания. Это зависит от вектора развития страны, от того, будут ли все понимать, что надо объединиться для того, чтобы быть лучшими, первыми в мире. Тогда, наверное, есть шанс.

- А как этот вектор должен появиться?

— Это комплексный подход в разных сферах. Вопрос очень сложный. Например, среди сериалов не вижу шедевров. Редко появляются интересные. В театрах есть хорошие спектакли, артисты, особенно, более старшего поколения, с хорошей школой.

- Какие из современных фильмов вы могли вы могли выделить?

— Например, первая часть «Мы из будущего» — современный, очень глубокий и очень интересный фильм для любого возраста. Мне очень нравиться третья часть – «Утомленные солнцем: Цитадель» Н. Михалкова. Вот фильм «Брестская крепость» мне не понравился – масштабный, но нет идеи. Раньше фильмы не были масштабными, но в них была идея, много идей, гуманитарных. И ты уходил, посмотрев, и что-то в жизни начинал понимать по-другому. Сейчас много технологий, спецэффектов, потом выходишь и пытаешься понять, а что мы смотрели?

Книжки есть очень интересные, например Лукьяненко, Акунин мне нравятся. Мы в кино пока не вышли на высокий уровень. Раньше Сталин сам просматривал, понимая, что это важно, куда вести.

Я не могу сказать, куда, но знаю четко, что мы должны развивать и делать необходимым народное творчество. Если его не станет, пропадет, не останется цементирующего какого-то слоя, который бы всех собирал воедино, все развалится.
Сегодня есть много подделок таких дешевых под народное творчество, ненастоящих. А все должно быть талантливо, не пошло. Это нужно делать таких способом – продюсировать так, чтоб это было востребовано, грамотно. Чтобы люди этим занимались талантливые, чтобы на это был государственный заказ.

Беседовал Михаил Хабиров.

This site is protected by wp-copyrightpro.com

Яндекс.Метрика