На страже защиты детей. О работе отдела опеки и попечительства

IMG_3985Работает в нашем районе отдел опеки и попечительства районного управления соцзащиты населения. Здесь трудятся хрупкие, но стойкие духом молодые женщины, — Диана Афанасьева, Альфия Шафигина, Оксана Гиниятуллина, Ляйсан Ахтямова, Дина Ширлянова и Оксана Ирхужина. По долгу службы они посещают семьи с детьми, где проживают и отбывшие наказание в тюрьме, и больные туберкулезом, педикулезом, пьющие семьи и т. д.

О работе отдела опеки и попечительства корреспондент редакции поговорила с начальником отдела Дианой Афанасьевой. Сразу оговорюсь, что волею судьбы жизнь Дианы Руслановны так или иначе связана с опекой. «Я сама три года воспитывалась у родной тети в многодетной семье, была четвертым ребенком, — говорит молодая женщина, — потому что моя мама в это время служила в рядах советской армии за пределами СССР, а детей брать с собой не разрешали». На сегодняшний день Диана Афанасьева 13-й год работает в сфере защиты прав детей и изнутри знает принципы работы в детском доме, в комиссии по делам несовершеннолетних при администрации и в отделе опеки и попечительства.
— Работа наших сотрудников полна стрессовых ситуаций, — говорит Диана Афанасьева. – Особенно тяжело видеть обездоленных, голодных, плачущих детей – такова специфика нашей работы.
С января по май этого года в районе 20 ребятишек из разных семей остались без попечения родителей. Среди них 14 детей в возрасте от 11 месяцев до 12 лет, которых забрали у родителей.
Так, буквально с 15 по 29 мая семерых детей изъяли у родителей из разных семей в связи с ненадлежащим исполнением родительских обязанностей. Такие родители, как правило, пьют, нигде не работают, на них по разным причинам жалуются соседи и односельчане. Дети часто пропускают занятия в школе, не посещают детский сад, не доедают, занимаются попрошайничеством. Фактически в таких семьях дети находятся в опасных для жизни условиях.
Из тех ребятишек, что остались без попечения родителей в этом году, шестерых детей уже вернули их матерям, так как они исправились – прошли реабилитацию, излечились от алкогольной зависимости, устроились на работу. Двое ребят находятся в Кунашакском детском доме, двое малышей — в Челябинском доме ребенка, одного пока забрали родственники. И еще шесть детей временно находятся в детском отделении районной больницы и скоро будут определены в детдом.
* * *
— В этом году был случай: родитель поднял руку на детей, — привела пример Диана Руслановна. – Но это еще не означает, что родителей мы тут же лишаем прав. В этом конкретном случае родителям был предоставлен «второй шанс». Они излечились от алкогольной зависимости, с ними поработали психологи отделения помощи семье и детям. В итоге родители же и выразили благодарность сотрудникам отделения помощи семье и детям и отделу опеки и попечительства за то, что им помогли опомниться и «взяться за ум».
Вообще, перед тем, как изъять из семьи детей, ограничить или лишить родителей родительских прав, проходит достаточно много времени. Родителей «группы риска» сначала ставят на учет в отделении помощи семье и детям (МУ КЦСОН), составляется план их реабилитации на год. Сюда входит комплекс мер: лечение от алкогольной зависимости, помощь продуктами и одеждой, беседы на комиссии по делам несовершеннолетних при администрации района. Некоторые состоят на учете несколько лет, и так бывает. Ежемесячно или ежеквартально в семьи выезжают наши работники.
Так вот, пока не будут проведены все профилактические меры, детей из семьи не забирают. Работа с каждой семьей ведется индивидуально.
Сотрудники опеки и попечительства всегда предоставляют оступившимся родителям второй и даже третий шансы потому, что лучше всего, если ребенок все-таки будет воспитываться в своей семье, нежели в детском доме. Одной из профилактических мер является и временное размещение детей в детском доме: пока родители находят работу, «завязывают» с алкоголем, приводят жилье в порядок.
Как показывает практика, дети первое время все равно будут тянуться к родителям, какими они бы ни были. Хотя ситуация может повернуться и по-другому: ребенок, сравнивая свои условия жизни дома и в детском доме или приемной семье, понимает, сколько ему не додавали мама и папа.
— Одна девушка мне недавно сказала, как хорошо, Диана Руслановна, что вы когда-то забрали меня у мамы, — продолжает рассказывать начальник опеки и попечительства. – Что бы из меня вышло там, в той семье, неизвестно. А сейчас я получила профессию, проживаю в Челябинске, вышла замуж, родила ребенка.
При этом сам процесс изъятия детей проходит психологически тяжело. Отрывать от матери детей, родную кровиночку, слышать крики и плач малышей, видеть слезы детей и родителей – это выдержит не каждый. Но это вынужденные меры. Если вовремя не вмешаться, то ребенок зачастую становится жертвой асоциального образа жизни родителей — склонным к побегам, воровству, бродяжничеству и приобретает вредные привычки.
Так что, кто работал в нашей сфере, тот прошел огонь, воду и медные трубы и может работать где угодно, на любой психологически сложной работе, — так говорят о себе сами сотрудники отдела опеки и попечительства. А главной их задачей была и остается защита детей, попавших в непростую ситуацию…
Подготовила Марина Бикбова. Фото автора.

Яндекс.Метрика