«Я уже поняла, школа — это моё…»

Фазылова Юлия

Что такое учительство? Для кого-то это тяжелый, мучительный труд, для кого-то – интересное путешествие и радость, для кого-то – площадка для творчества. У каждого педагога – свое отношение к профессии учителя, и, наверное, у каждого педагога – свой путь к достижению результатов.
Молодая учительница Юлия Рамзисовна Фазылова свой путь только начала. Получив высшее образование на факультете иностранных языков в Челябинском государственном педагогическом университете, она два года назад пришла в свою родную Кунашакскую среднюю школу работать учителем английского языка и классным руководителем кадетского 7-го «б» класса.

— Юлия, а что такое для вас учительство?
— Это, прежде всего, радость общения с детьми, мне с ними интересно. Что касается предметной деятельности, то для меня доставляет огромное удовольствие, когда ученик понимает предмет, когда ему нравится его изучать. Приятно видеть результаты своей и его работы, когда ребенок уже говорит целыми предложениями на английском языке. Мне приятно быть полезной обществу.
— Профессия учителя считается социально значимой, но недоходной. Согласны ли вы с этим?
— Не совсем согласна с тем, что профессия недоходная. Сейчас государство работает над тем, чтобы повысить заработную плату педагогов. Меня моя зарплата устраивает. В нашей школе созданы все условия для развития и творческого роста, и при нашем участии в различных конкурсах нас поощряют и стимулируют, в том числе финансово.

— Слышала, что вы могли бы остаться работать в Челябинске, но захотели вернуться на малую родину. Почему?

— Челябинск мне нравится, но я не люблю городскую жизнь, эту суету… Здесь, в Кунашаке, мне хорошо и спокойно, поэтому я и не планировала оставаться в городе.
— Не относятся ли к вам ученики из-за вашего юного возраста не столь уважительно, как хотелось бы?
— Во-первых, я благодарна, что мне сразу доверили классное руководство, и сразу – над кадетским классом. У меня сразу наладились доверительные, дружеские отношения и с учениками, и с их родителями. Мой юный возраст не мешает, а, скорее, помогает мне наладить контакт и взаимопонимание с детьми.
— Знаю, что порой между учеником и учителем возникает непонимание. Как вы считаете, если бы учителей обязывали получать еще и отдельное образование детского психолога либо увеличили количество часов в вузе по изучению практической психологии общения с детьми, это дало бы свои результаты?
— Знаете, бывает так, что у человека высшее образование есть, а как психолог он – никакой, а другой и без образования психолога находит подход к ребенку и к любому человеку. Когда я училась, мы четыре курса изучали психологию, и общую, и возрастную. Возможно, нужно больше практики общения с детьми. Может быть, студентам стоит самим ходить на уроки, на те же классные часы, и там учиться общаться с учениками.
— Говорят, что в Кунашаке работники творческой сферы – учителя, культработники – часто обижаются друг на друга и даже ссорятся. А вы сталкивались с этим?
— Нет, я не сталкивалась. У нас коллектив очень дружный, спокойный, и приняли они меня очень тепло.
— Бывают ли в работе неудачи, когда ребенок не усваивает материал?
— Есть дети, которые материал усваивают легко и быстро, а другим языки даются тяжело. Я считаю, что многое зависит от родителей. Некоторые из них не помогают детям делать домашние задания и не контролируют их выполнение. Контроля со стороны учителя недостаточно, родители тоже должны принимать участие в учебе своих детей.
— Намерены ли вы и далее работать в школе?
— Мне нравится в моей школе, в ней комфортно. Коллектив отзывчивый, хороший, и администрация школы не отказывает в помощи при необходимости. Да, я останусь работать в сфере образования. Это – мое, за два года работы я успела это понять. Здесь я чувствую поддержку и опору и знаю, что мне всегда помогут…

Беседовала Марина Бикбова.

Яндекс.Метрика