Хабир Сулейманов: Бокс — это сражение двух интеллектов

Хабир Сулейманов

9 лет назад два брата- близнеца Хабир и Сабир Сулеймановы прилетели в Нью-Йорк. Никто не встречал братьев в аэропрту Джон Кеннеди, первую ночь братья провели в парке. В карманах было 65 долларов на двоих. Это было начало американской эпопеи братьев, вершиной которой стал бой за «Золотые перчатки»  (Golden Gloves)- престижнейшую награду в профессиональном  боксе. Два брата вышли в финале на ринг (до этого победив всех соперников), и многотысячный зал загудел в кровожадном ожидании уникальной картины — как два брата будут бить друг друга.

В том уникальном бою в 2006 году победил .. Гуманизм. Судья поднял руки Сабира и Хабира и объявил: «Начиная с 1927 года за всю историю наших боев мы столкнулись с небывалой ситуацией — когда два брата вышли в финал. Очень давно было написано правило: родственники не могут биться друг против друга. Поэтому сегодня мы объявляем обоих братьев победителями!» С той поры даже мэр Нью-Йорка Блумберг не забывал интересоваться судьбой братьев Сулеймановых.

    Следуя своему замыслу найти башкир, прославившихся за океаном, я обратилась с просьбой об интервью к Хабиру Сулейманову, чемпиону Америки в професисональном боксе, живущему ныне в Лос-Анжелесе, в сердце кинематографической Америки — Голливуде.  Выходя на ринг в традиционном башкирском костюме , Хабир прославляет башкир как нацию прославленных воинов . Впереди у него самая трудная вершина — бой за звание чемпиона мира.

 

— Хабир, когда ты выходишь на ринг и видишь глаза соперника, что ты стараешься разгадать в них?

— По натуре я философ, и человеческие глаза для меня — зеркало характера моего противника. С первых секунд я стараюсь прочесть в его глазах страх или уверенность. Как говорил Бернард Хопкинс, бокс — это 99% психологии, остальное — тренировки.  Но вообще во время боя я смотрю на подбородок — это моя цель, самое уязвимое место.

— Майк Тайсон говорит, что настоящего боксера создает страх. А в твоем случае как страх соотносится с волей к победе?

— После того, как получаешь первый удар, уже не важно, испытываешь ли страх. Перед боем — есть твердый логический расчет, нужно идти по плану и ни на шаг от него не отклоняться. А страх — может быть, он и есть, но это не важно. В боксе привыкаешь к риску. Например,мой друг лежит два  с половиной  года в коме, всеми забытый. Жестокий спорт — бокс. Жертвовать жизнью за 3-5 тысяч долларов… А в случае Майка Тайсона — он тяжеловес, а природа наделяет таких огромных людей силой, которую ограничивает внутренним страхом. Иначе они были бы просто опасны. Кстати, когда в бою  боксер начинает часто двигать головой- значит,  он переходит на уровень защиты, он начинает бояться.. У меня после первого удара — волна адреналина. —  Это адреналин ярости ?

— Нет, это адреналин желания победить!

— Почему твой стиль называют агрессивным?

— Да. я всегда на ринге в нападении, меня здесь потому и прозвали Crazy Russian  (что мне не очень нравится).

— В бою на ринге ярко высвечиваются как благородство, так и низость человеческой натуры. Что ты можешь сказать о благородстве и подлости в боксе?

— Бокс — грязный вид спорта, и чаще приходится встречаться именно с подлостью и низостью людей. Когда меня спрашивают совета, идти ли заниматься боксом, я начинаю отговаривать, говорю, идите лучше в футбол или хоккей… Обычная реакция -шок! Почему, изумляются мои собеседники? Большой бокс  во всем мире — это большой бизнес, а там, где крутятся большие деньги, всегда крутятся и большие циничные дельцы. Если у боксера нет своей команды, ему приходится бороться не только с соперником, но и с алчностью, подлостью и низостью тех, кто хочет сделать деньги на его , по сути, крови…

. Боксеру, чтобы войти в пик формы, приходится специально настраивать себя психологически. Что для тебя значит пик формы? И как ты психологически доводишь себя до этого пика?

— Даже если бои были не очень удачными, я  сам чувствую, что там не доработал, там не сумел, но для меня очень важно не допускать ни капли сомнений в собственных возможностях!  Я всегда должен быть уверен, что у меня была лучшая тренировка, лучший кэмпинг, лучший тренер. Когда тренируешься в спарринге, против тебя выходят три-четыре разных боксера, и каждый раз, выходя на ринг с очередным спарринг-партнером, я настраиваю себя на то, что я полон сил и свеж, как новый противник. Selfconfidence — как говорят американцы, то есть уверенность в себе самом — в этом секрет пика формы.

— Кто тебя тренирует сейчас?

Мой тренер — Фил Паолино — гений. Он знает о боксе все, ему ничего не интересно в этом мире, кроме бокса. ни машины, ни другие виды спорта,  ничего. Бог ему дал страсть к боксу, и все. Скоро он выйдет на ТВ со своим шоу. Я думаю, мир скоро о нем узнает. Иногда он способен предвидеть  поведение противника на ринге.

— Вы просматриваете видео боев противника вместе с ним?

— Довольно редко.

Что тебя интересует в о время просмотра — тактика, техника, стратегия?

— Прежде всего, техника. Но самое главное — это ритм! Есть такое понятие в боксе — ритм. У каждого боксера есть свой ритм, вообще в жизни есть ритм, в бизнесе, в прыжках на скакалке — всюду есть ритм. И вот в боксе важно просчитать ритм  соперника и сбить с него.  И когда удается сбить соперника с его ритма,  подстроить под свой ритм и тогда легче поймать его на удар.

Чувство ритма чрезвычайно важно в жизни любого человека. Иной, дойдя до полного крушения жизни, до состояния бомжа, удивляется, как он мог дойти до такого состояниЯ. А все просто, ритм его жизни был таков.

В боксе, когда человеку остается всего лишь полшага сделать к вершине, где он становится чемпионом мира, только тогда он начинает чувствовать, как важен ритм в его жизни. Именно в этом сост оянии спортсмену открывается нечто такое, что было невозможно раньше, и он начинает жить в каком-т о особом ритме.

Мне очень повезло с моим тренером. Он мне раскрыл глаза на тайны ритма в жизни боксера. Я впервые за 9 лет нашел именно Своего Тренера. Когда нас познакомили, он сказал, что увидел во мне нечто… Но я не могу сказать, что это конкретно, это наша с ним тайна.

-Судя по твоим высказываниям, ты глубоко интересуешься лидерством и секретами достижения лидерства. Что ты можень сказать о лидерстве в современном  боксе, кто твои любимые боксеры, чьи истории являются вдохновляющими примерами?

— Мне нравятся настоящий интеллектуал бокса Оскар Де Ла Хойя, непобедимый Мэнни Пакьяо.

Мэнни  Пакьяо — мы с ним похожи. Если мне приходилось  в детстве ходить пешком в другую деревню в школу, ему пришлось еще тяжелее  — он торговал сигаретами на улице.. А сейчас он — мультимиллирдер. У него свой банк  на Филлипинах, он сенатор. Раньше, когда он приезжал в Лос- Анжелес,  мы с ним  играли  в шахматы. На Филиппинах, когда он приходит домой , уже человек 70 ждут его со своими просьбами, приходит  мэр решать вопросы и так далее. Он всех кормит, потом они вместе молятся, потом решают дела…

Существует ли философия бокса? И если да, то каковы основные постулаты?

Философия бокса  учит, что бокс — это не мордобой двух сильных мужчин, это скорее схватка интеллектов. В бою каждое движение, любой прыжок рассчитаны до миллиметра. Посмотрите, как дерется Флойд Мейвезер. Интеллект — наивысшая сила в его бою.

Любой спорт совмещается с о стилем жизни. Как человек будет играть в футбол, покажет, как он будет драться  на ринге — если он предпочитает  защищаться, то всегда будет уходить в защиту. Раскрытие характера на ринге — это и есть раскрытие  философии жизни боксера. Мой брат Сабир  всегда приводит в пример шахматиста Анатолия Карпова, как ему удалсь из маленького городка на Урале достичь Олимпа в самом интеллектульном виде спорта. «Посредством шахмат я воспитал характер» — говорил А. Карпов. . По сути, через спорт человек получает мощные инструменты  и стимулы к самосовершенствованию, в этом сила спорта. И далее, научившись достигать успеха в спорте, человек переносит эту жажду успеха в свою жизнь. Помните, у Пьера де Кубертена фразу : «О, спорт , ты — мир!» — я расшифровываю эту фразу так: спорт — это мир твоих безграничных возможностей.

Спорт вовлекает человека в процесс непрерывного улучшения самого себя. Например, дисциплина — встать в пять утра на пробежку не каждый может. Соблюдать диету, режим… Все то, чему я научился в боксе — я применяю в жизни.

Один тренер учил нас тому, что успех — это умение держать удар. Ошибка в боксе ведет к нокдауну. Поэтому мы учимся не допускать ошибок, но если уж пропустил удар, то надо выстоять.. Или подняться, если упал. И так же в жизни. Бывают удары в жизни, после которых кажется невозможным выстоять или подняться. Бокс научил меня стойкости. Главное — научиться мыслить в категориях успеха. Чемпион  не может мыслить по-другому. У него не бывает сомнений в том, что он непременно достигнет успеха. И это умение мыслить только в категориях успеха нужно переносить в жизнь.

Умение вовремя уйти — тоже из бокса. Есть поговорка: «Хороший боксер — это тот, кто вовремя бросил бокс». Рой Джонс не сумел вовремя уйти, и сейчас превратился в мешок для избиения, жалкое зрелище… Он был такой звездой..

— Но, может быть, он уже не может жить без бокса?

— Да, бокс стал для него наркотиком.

-Хабир, что же на самом деле подвигнуло вас с братом приехать в Америку? Некая кочевническая жажда перемен и легкость в перемене мест?  Или просто потому, что выпал орел в брошенной на Алом поле в Челябинске монетке?

— Мы  братья — близнецы, если мы не можем прийти к консенсусу, мы бросаем монету.

Башкиры непокорные, они не любят подчиняться. 14 раз  поднимали восстание башкиры против властей. Но наше решение  не кочевническое. Башкиры не были такими уж  кочевниками, у них были родовые земли, котоорые они передавали из рода в род. именно за эти земли дрались башкиры, Это были огромные территории.

 А в Америку мы уехали не так уж легкомысленно. Мы все обдумали.

— Что в вас заложило такую жажду успеха? Генетика?

Пример отца — он серьезный фермер, поднимает свое хозяйство. Он очень амбициозный человек. Он — единственный человек в Челябинской области, который создал новый населенный пункт. От мамы  у меня любовь к своим родным. Она может все отдать родным, даже жизнь. . Если сестре нужны деньги, она может взять кредит на свое имя и дать денег сестре, даже если сама будет нуждаться.

— Твое спортивное имя в Америке «Crazy Russian«, но выходом на ринг в башкирском традицинном наряде, ты прославляешь башкир как нацию  воинов — победителей. Почему для тебя так важно дать миру представление о башкирах?

— В Америке нет понятия национальности. Они не представляют , что в России огромное количество разных национальностей. Для них мы все — Russians. Здесь есть представление о расе — черный, белый, азиат…Выходя на ринг в традиционном башкирском костюме,  каждый раз  я хочу, чтобы башкирские люди гордились тем, что они башкиры, помнили свою историю и хранили свои культурные традиции и язык. Мне показалось, что молодежь иногда  стесняется, что они башкиры. Каждый день я получаю по 10 и более писем от башкир по всей России. В неделю это более 70 писем, в месяц — 250. И все они о гордости — за своего башкирского парня, побеждающего на рингах Америки.

У меня есть большой проект — я мечтаю снять фильм про Салавата Юлаева. Я шаг за шагом иду к этому проекту. Салават Юлаев — это герой, которым  башкирский народ может гордиться. , Ни у кого нет такого героя, как Салават Юлаев — ни у татар, ни у мишар, или нагайбаков, ни у якутов. Салават Юлаев был беспримерным защитником своей земли, земли своих предков. Он защищал ее до смерти. Уже остальные башкиры сдались, клятву дали  Екатерине Второй, а он боролся до конца. Он сказал: «Если мой народ утопает в крови, я тоже должен быть в крови…»

Он был бескопромиссным. Он пожертвовал своей жизнью ради свободы своего народа. Мне хотелось бы, чтобы мир узнал о Салавате Юлаеве.

— Твой промоутер сказал, что ты любишь вызов.

Чем тебе нравится вызов?

— Когда есть вызов, у тебя появляется желание доказать, что ты справишься, сможешь сделать то, за что взялся. Не понимаю людей. которые не хотят ничего доказывать. Такие люди живут как растения. Я считаю, что надо  доказывать хотя бы самому себе,  что ты можешь достичь цели. Спорт учит этому лучше всего. Без вызова нет смысла жизни. Именно люди с амбициями меняют мир. Вызов движет человечество.

Но самое трудное — победить самого себя.

—  С чем в самом себе приходится бороться тебе?

— Мой брат считает, что я слишком вспыльчивый, иду напролом, не ищу легких путей. Возможно,  мне надо научиться сдерживать себя.

— Но может, тогда потеряется твоя агрессия?

— Разве возможна агрессия без вспыльчивости?

— Вспыльчивость — мгновенна, она противоположна агрессии. Ты можешь необдуманно броситься в бой, из за вспышки ярости… Аггрессия же не спонтанна, она является условием успеха в бою.  

— В твоем клипе «Бой с тенью» можно услышать Вивальди. Он  твой любимый композитор?

-Я люблю 2 рода музыки: классику и Тишину. Пожалуй, Абсолютная Тишина — моя самая любимая музыка. В тишине можно мечтать, думать, воображать, писать. Некоторые люди не любят, и даже боятся тишины, им нужно постоянно что-то делать — курить, принимать наркотики или выпивать, чт обы хоть-чем-то заполнить тишину. В тишине приходит порядок, гармония, мысли обретают  высоту.  

— Вивальди, Моцарт, ничего воинственного, почему ты их любишь?

Что в их музыке  очаровывает тебя?

— Гармония, ритм… Самое главное — это гармония в жизни, в мыслях, в отношениях.

Как ты думаешь, что дает зрителю профессиональный  бокс?

— Для американских зрителей — им нужна наша кровь, адреналин, это как гладиаторские бои.

— Это пробуждение низменных инстинктов, не так ли?

— Это пробуждение инстинктов, но отнюдь не низменных. Это такие же инстинкты, как любовь или ненависть! Это естесственные инстинкты. Каждый ищет в зрелище боя  ответа на мучительные вопросы бытия.

— Что ты хочешь пожелать мальчишкам, подрастающим в самых разных уголках Америки, России, мира?  

— Мы с братом родились в самой глухой деревушке на Урале. Школа у нас была всего три класса. Чтобы продолжить обучение , нам пришлось ходить пешком 8 км в другую деревню. Так было не каждый день, а 2-3 раза в неделю, тогда ведь еще только СССР распался,  и поэтому был хаос. То водитель пьяный, то в совхозе бензина нету, поэтому мы ходили пешком,кстати,  некоторые соседи, показывая на нас, крутили пальцем у виска.Нам было обидно-  ведь со всей деревни только мы так ходили пешком в школу и как бы были «белыми воронами». Просто мы тогда уже шли против всего и всех, а все просто не ходили в школу, боялись, что над ними будут смеяться. И родители их не заставляли. Для нас же это была неплохая закалка для начала. Из всего моего опыта я  понял: самое главное — это упорство в достижении своих целей. Не важны никакие условия, что бы тебя ни окружало, ты должен неустанно идти вперед, к своей мечте.

Должна быть вера в себя и огромное желание, больше ничего не нужно. Когда я приехал сюда, я старался делать все сам — сам  тренировался, сам бои находил, у меня не было ни промоутера, ни менеджера, только тренер. Я был 20-летним максималистом. Мне было важно доказать себе самому, что я всего могу добиться сам. Возможно, это было ошибкой — если бы с самого начала я нашел хорошего тренера и промоутера, я уже был бы чемпионом мира. Но сейчас я уже на пути к этой вершине. Осталось всего пол-шага…

Беседовала    Галима Галиуллина,

Вашингтон — Лос — Анжелес. 

This site is protected by wp-copyrightpro.com

Яндекс.Метрика