Сенокосная страда

Сенокосная страда 064

Со стародавних времен заготовка кормов для домашней живности почиталось делом святым. Да иначе и быть никак не могло. Ведь крестьяне в России до Октябрьской революции вели практически натуральное хозяйство, в котором скот играл немаловажную роль. На Урале было то же самое.

   Правда, на рубеже веков экономика Российской империи сделала огромный рывок. По росту промышленного производства до первой мировой войны страна занимала лидирующие позиции. Было это достигнуто и благодаря земельной реформе, проводимой премьер-министром П.А. Столыпиным. Переселенцами из глубинных губерний России, Украины осваивались свободные земли от Урала до Дальнего Востока.

Автором данная тема уже не раз освещалась на страницах районной газеты, поэтому в этих заметках нет надобности ее углублять. Лишь стоит констатировать, что частные капиталистические отношения бурно вторгались и в сельскую жизнь, вытесняя из нее патриархальные доктрины общины. Увеличились и на Урале посевные площади, выросло поголовье скота.

   Башкиры и татары (мишари) к этому периоду уже давно были оседлыми людьми, занимающимися земледелием и скотоводством, при котором животные уже не находились на круглогодичном выпасе. Конечно, еще сохранялись отгонные методы содержания скота, когда люди (семьи) со своими табунами выходили на летние пастбища (йайляу). Но к зиме они возвращались на зимние квартиры. Следовательно, нужно было на зимовку готовить в больших объемах и корма.

   Готовили крестьяне сено, как и убирали урожай,- вручную. Это тяжкий труд, но семьи были большие – справлялись. А с реализацией земельной реформы и на селе появились зажиточные люди, как среди русских, так и башкир, татар. Начинала становиться на ноги сельская буржуазия – кулачество, с которым впоследствии успешно боролась Советская власть, искореняя хозяина на земле. Тогда у кулаков, а также у середняков появились и средства механизации: конные косилки, грабли, молотилки, веялки и так после. Начали они использовать наемных работников —  батраков. Это значительно облегчало ведение своего дела, росла и производительность труда…

   Так было до начала коллективизации, до конца 20-х годов XX  века, когда в стране начали создавать колхозы, совхозы. У крестьян отобрали землю, у раскулаченных — все имущество, у вступающих в колхоз – скот и сельхозинвентарь. И все, в колхозах колхозник, в совхозах — рабочий на своем покосе и на картофельном огороде снова, до обрушения данной системы вместе с СССР, вернулся к ручному труду. А без своей коровушки-кормилицы и без картошки в то время селянину выжить было проблематично. В деревне без личного подворья мог случиться и голод.

   Так было при Советах. Хорошо это или плохо?.. Хорошо, ибо на селе почти каждая семья имела при дворе живность: корову с молодняком, овец, птицу. Содержание ее было тяжким трудом, ибо, как уже выше было сказано, все приходилось делать вручную. Но и это еще полбеды. Не хватало покосов, особенно для жителей таких больших сел, как Кунашак. Вся земля обрабатывалась, в деревнях и селах поля пахались и засевались почти вплотную к жилью. Хотя нужно сказать, что и отдачи от таких полей был мизер, потому что страдали они от потрав частным скотом (молодняком), птицей. И сколько  ни боролись с этим явлением, искоренить ее не было никакой возможности.

    Косить же кунашакцы выезжали на покосы, в основном, на муслюмовских, борисовских, дружненских и иных землях. Доезжали они по этому делу и до Аширово. Это могу засвидетельствовать с полной уверенностью. Будучи управляющим подсобным хозяйством ЧТЗ, что располагалось на территории Ашировского сельсовета, я разрешал землякам из Кунашака косить на его обширных лугах. А вокруг Кунашака люди выкашивали буквально каждый свободный клочок, любые неудобья вокруг болот, вдоль железной дороги и т.д.  

   Интересно бы знать, сколько же сена на территории района заготавливалось в то время почти на 100 процентов вручную? Это можно выяснить довольно просто. До реформ в районе в частном секторе содержалось порядка 8 тысяч голов коров. Столько же на зиму уходило и молодняка (телята) текущего года. Прировняв двух телят к корове, получим общее число зимующего скота — 12 тысяч голов. На условную голову скота необходимо заготавливать 2 тонны сена, то есть в нашем случае это 24 тысячи тонн и более.

   А еще в совхозах района поголовье коров доходило до 15 тысяч голов. Плюс сюда молодняк двух последних лет в 20 тысяч голов. Итого получим 35 тысяч голов. На каждую условную голову в хозяйствах необходимо по одной тонне сена, а с учетом того, что в рационе животных еще сочные корма (силос и сенаж), то выходит 35 тысяч тонн сена.

   Итак, в частном секторе 25 тысяч тонн, общественном – 35 тысяч тонн сена. Всего получается 60 тысяч тонн сена в районе.

   Так было до реформы…

   А как обстоят дела сегодня, в пореформенное время – уже более 20 лет спустя? Хорошо или плохо? Ответ будет двоякий, но большинство скажет, что не очень хорошо. Автор статьи такого же мнения. Плохо, потому что население осталось без живности. Сейчас на 100 жителей района приходится по 5 коров. А был период, когда на 5 человек было по корове. Очень показателен в этом отношении райцентр, где в те советские времена приходилось организовывать выпас для 8-10 табунов коров частного сектора. В данное время, как мне известно, в Кунашаке нет ни одного стада. Немногочисленное поголовье коров и молодняка на свободном выпасе, и скот неприкаянный бродит порой по улицам села.

   Естественно, будет и положительный ответ. Кто-то скажет, слава богу, избавились от изнурительного труда, ручного сенокошения. Совершенно очевидно, что так скажет тот, у кого хорошая зарплата, и кто может позволить себе без ущерба для кошелька купить мясо и молочные продукты на рынке. А как быть остальным, в том числе — молодым семьям, где доходы могут оказаться не столь высокими? Пусть в них малыши растут, потребляя суррогатные продукты, которыми завалены прилавки магазинов? Ведь никто не станет спорить о том, что продукты питания с собственного подворья по качеству не сравнить с купленными в магазине. Отсюда и здоровье детей, отсюда и разговор об их иммунитете.

   Но снова вернемся к теме нашего разговора, к сенокосу. И тут у меня возникает, казалось бы,  закономерный вопрос. Коли в районе в хозяйствах практически не осталось скота, картина эта, конечно, плачевная, но наблюдается она не у нас одних, такое положение по всей матушке-России, коли живность неуклонно сокращается и у населения, что делать с теми нашими обширными лугами, сенокосами, на которых ежегодно нарастает хороший травостой? Вспомним о тех 50-60 тысячах тонн сена, что заготавливались 20 лет назад.    

   Это и по сегодняшним меркам сущий клад. Тем более, если вспомнить, что Южный Урал —  зона рискованного земледелия. У нас нередки засухи, особенно в южных районах, когда на корню высыхают посевы зерновых и кормовых культур, бывают неурожаи трав и на естественных угодьях. И в этом году уже проходила информация о том, что в Брединском, Агаповском и других южных территориях от засухи пострадало до 30% посевов. То есть, там ожидается дефицит кормов. И там собираются сбрасывать какое-то количество скота.

   А заготовь наши хозяйства, частные предприниматели, население хотя бы половину от того количества сена, которое запасалось в районе в Советское время, можно было бы выставить эти корма и на продажу, и на скот обменять. Это было бы выгодно всем.

   Вот такие мысли приходят в самую сенокосную пору. И я надеюсь, что не мне одному. А также к тем людям, кто занят непосредственно на производстве.

                                                                                                              А. Исхаков,

ветеран труда.

                                                                                                               г. Челябинск.

This site is protected by wp-copyrightpro.com

Яндекс.Метрика