От сиротства – к благоденствию в старости

DSC03026

90 лет исполнилось нашей землячке из деревни Чебакуль Галие Гарифовне Абугареевой

   

Когда 1 июля и.о. директора Комплексного центра М.Х. Кафеева вместе с главой Саринского сельского поселения Г.Г. Ульмаскуловой приехала в деревню, чтобы поздравить именинницу, то была приятно удивлена. Я думала, это будет древняя бабка на кровати, признается Магиру Халиковна, а Галия Гарифовна по бодрости духа и тела еще фору даст многим не старым своим землякам.

    В честь 90-летия бабушке Абугареевой вручили поздравительный адрес от имени президента страны и подарок от имени главы района.

***

    В прошлом веке, в 1923 году, в маленькой деревне Чебакуль в семье Абугареевых родилась хрупенькая девочка Галия. История этой семьи сложилась весьма трагично: отец девочки, будучи еще молодым, покалечился на сенокосе, стал инвалидом и вскоре умер. Мать работала на мельнице. Понятно, что таскала на себе тяжелые мешки, «заработала» грыжу, от нее и умерла – врачей-то в деревенской глубинке не было.

    Маленькую сиротинушку родня не бросила – то у бабушки жила Галия, то в семье родного дяди воспитывалась. Так и выросла, с малых лет познавая нелегкие трудовые будни крестьянской жизни. В детстве она не в полной мере осознавала горечь сиротского бытия, а сейчас может и поплакать, жалея себя, ту, далекую теперь по времени чебакульскую девочку Галию.

    90 лет прожить – не поле перейти. Спросила у бабушки, какие годы были самыми тяжелыми в ее долгой жизни? Ответ предсказуем и понятен – годы военного лихолетья сороковых. Ей и сейчас тяжело вспоминать, как в декабре 1942 года мобилизовали девушек и женщин Чебакуля, Аминево, Сарино, Караболки и других деревень на лесоповал, в уральскую тайгу. Ни валенок, ни рукавиц, ни фуфаек, вообще никакого обмундирования не выдавали. Работали в своей одежде, а снегу-то, считай, по грудь. На весь день выделяли по одному килограмму хлеба. Все. Другого питания не было — ни баланды, ни картошки. Долго ли продержишься на морозе, питаясь только хлебом да кипятком? Ночевали в бараках. Утром «разогревались» – пилили ручными пилами деревья, сами же и сортировали лес. О зарплате, естественно, и речи не было. Некоторые умирали, не выдерживая голода и холода. Были и такие, кто, скучковавшись по несколько человек, сбегали ночами с этого страшного лесоповала.

    Всю зиму работала девушка в уральской тайге. Когда уже сил физических не осталось, одежда вся изодралась, решилась и Галия уйти с лесоповала с компанией земляков, собравшихся домой. Ладно, хоть репрессий не было за самовольное оставление трудового фронта.

    Зато, вернувшись домой, Галия попала на другой трудовой фронт: каждый день утром вставали и 15 километров пешком добирались до объекта, целый день рыли своими лопатами траншеи под зерносклады. И снова 15 километров брели обратно, чтоб переночевать дома. Словом, всю войну, как и другие, трудилась Галия не покладая рук, не имея за это соответствующего вознаграждения. Такое положение вещей считалось тогда нормой. Она и сейчас не возмущается этим, просто констатирует военные годы, как самое тяжелое время в ее жизни.

    Так что медаль «За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны» для Галии Гарифовны – не побрякушка с дежурными словами, а подтверждение того, что и она сделала в молодости все для фронта, все для победы. Не случайно до сих пор, как заклинание, часто повторяет: лишь бы не было войны…

    После войны Галия Гарифовна вышла замуж. Родила двоих сыновей. Но жить легче не стало. После четырехлетних боев советских бойцов на фронтах Великой Отечественной миллионы детей становились сиротами. Сотни тысяч детей остались после войны не только без отцов, но и без матерей. Детские дома  были переполнены. Власть распорядилась отдавать детей в приемные семьи. Так в семье Абугареевых появились четверо приемных детей. В одночасье семья выросла до восьми человек. А куда деваться, говорит Галия Гарифовна, растили всех, никого не обижали, сама же сиротой выросла.

    Вся семья кормилась от одной коровы, да и та облагалась налогом – нужно было сдавать государству топленое масло. И опять Галия Гарифовна резюмирует: куда деваться-то, платили «коровий» налог…

    История жизни Галии Абугареевой — это история страны в миллионах подобных судеб. Это история наших дедушек и бабушек, отцов и матерей сегодняшних пожилых детей войны.

    Но есть в нелегкой жизни Галии Абугареевой  и светлый период.  Последние 35 лет я живу с сыном Шагиагзамом и с любимой снохой Гульфидой, констатирует бабушка, это и есть мои счастливые годы.

    Когда Гульфида Мифтахетдиновна пришла в дом к бабушке молодой хозяйкой, они поладили с первых минут. Не было у них склочных семейных разборок, сноха органично вписалась в быт Абугареевых, с честью неся по жизни фамилию мужа и свекрови. Гульфида, сама уже сегодня пенсионерка,  все эти годы терпеливо и с любовью ухаживает за бабушкой. А Галия Гарифовна рада таким отношениям: с сыном и снохой ей комфортно, спокойно и сытно.

    М.Х. Кафеева, десятки лет работающая в службе социальной помощи, знает, к сожалению, много примеров того, как дети бросают своих стариков-родителей, вынужденных завершать свой жизненный путь в приюте или на больничной койке. Как при живых родителях дети остаются круглыми сиротами.

     Пример семьи Абугареевых – это пример всем, как надо жить, говорит Магиру Халиковна.

    Наверно, все в этом мире бумерангом возвращается: недоброму – злом, душевному – благоденствием. Вот и бабушка Галия Гарифовна, перенесшая столько тягот, воспитавшая, кроме своих двоих, еще четверых сирот, пожинает сейчас плоды своей доброты и стойкости. Она благоденствует в счастливой старости, окруженная любовью детей и внуков. С юбилеем Вас, бабушка Галия!

 

                                  Р.М. ДЕРХО

                                  Фото автора

This site is protected by wp-copyrightpro.com

Яндекс.Метрика