Мамины яблоки

ЦУКУКАВ тот день Зинаида пришла с работы намного раньше обычного. Толик и Галя бросились навстречу и повисли на ней. Зина, боясь обидеть их, полушёпотом попросила: «Дети, не надо, я сегодня устала». Затем достала из сумки два яблока и подала сыну и дочери. Те, счастливые, побежали на кухню, уплетая мамины яблоки. Зинаида присела на стул. У неё дрожали губы, по щеке медленно покатилась слеза. Она закрыла лицо руками и усилием воли заставила себя не разрыдаться…


Зинаида с мужем Иваном и двумя детьми семи и пяти лет жила в небольшом городке. В 90-е годы государственные предприятия закрывались. Передвижная механизированная колонна, попросту ПМК, в которой они оба работали: он — каменщиком, а она – кассиром, приказала долго жить. Частный сектор экономики всех уволенных принять не мог: только зарождался, причем в виде небольших магазинчиков.
Иван вначале пообещал жене во что бы то ни стало найти какую-нибудь работу, пусть даже самую тяжёлую и не престижную. Но шли дни, а трудоустроиться Иван нигде не смог. Тогда он запил. Скорешился с такими же мужиками, не находившими применения своим, в общем-то, крепким рукам и профессиональным навыкам: где-то добывали металлолом, обменивали его на самогон и — напивались! В такие дни Иван приходил домой злой, последними словами поносил родное государство, а затем его гнев переходил на родных ему людей.
Однажды утром Иван, очухавшись после очередной попойки, твёрдо заявил жене: «Зина, всё, больше этого не повторится, я решил завязать с пьянкой. Мы с Максимовым Андреем договорились ехать в Москву, там нужны каменщики». Два дня семья готовила Ивана в поездку: Анна Михайловна заняла под свою пенсию деньги на поездку, Зина напекла пирожков, собрала вещи.
Иван уехал, пообещав по прибытию сразу же сообщить семье об устройстве письмом, а затем высылать на имя жены почтовые переводы из заработанных им денег. Прошло два месяца, но известий от Ивана не поступало. Не было известий и от уехавшего с ним на заработки Андрея. С каждым днём тревога за мужа усиливалась. Зинаида практически не могла спать по ночам. Но нужно было думать и о детях, согревать их маленькие неокрепшие души своей любовью и главное — кормить их.
Через подруг и знакомых она пыталась найти работу, но тщетно. Ей, как могла, помогала мать – пенсионерка. Но тут грянул дефолт. Уже и Анне Михайловне, как и остальным пенсионерам, стали подолгу задерживать положенные им выплаты. В это страшное для семьи время Зинаиде повезло. Подбежала к ней на улице подруга Полина и сообщила, что в городской столовой, владельцем которой была семья Аверьяновых, появилась вакансия уборщицы. Валентина Аверьянова окинув Зинаиду оценивающим взглядом, коротко бросила: «Работай».
Зинаида проработала уже неделю. Она была счастлива, у неё появилась уверенность в завтрашнем дне. Наконец-то она может получить долгожданную зарплату и в дальнейшем прокормить детей. Сама она могла питаться в столовой, но дети недоедали. Все запасы круп и муки уже закончились. Выручала Анна Михайловна, у которой в подвале оставалось немного картофеля, однако однообразная еда надоедала детям. Галя постоянно просила у матери купить им яблоки. Зинаида обратилась к Аверьяновой с просьбой о выплате аванса, чтобы купить продукты. Валентина ответила отказом. «Ещё не время», — заявила она. Зинаида знала от Полины, что выносить из столовой продукты Аверьянова запрещала: «Кушать кушайте, но чтобы с собой – ни грамма. Уволю сразу!»
В тот день в столовую завезли яблоки. Хозяйка попросила Зинаиду помочь их разгрузить. После разгрузки Зинаида, как ей казалось — незаметно, взяла два яблочка и попыталась положить их в свою сумку. Но так как руки у неё дрожали от волнения, одно яблоко выпало из руки. Она быстро нагнулась и, схватив яблоко, спрятала его в карман рабочего халата. Видимо, кто-то заметил это и сообщил Валентине. Аверьянова подошла к Зинаиде и потребовала открыть сумку. Зина, покраснев от стыда и обиды, вдруг закричала: «Нет, Вы не имеете право обыскивать меня». Аверьянова сквозь зубы процедила: «Вон отсюда, ты больше здесь не работаешь». Полина попыталась заступиться за подругу, но только подлила масла в огонь. Валентину это совершенно взбесило, она стала кричать на всех своих работников: «Вы меня обкрадываете, разгоню всех и наберу новых сотрудников». Коллектив поспешил немедленно занять свои места.
Зинаида шагала домой, никого и ничего не замечая. Кто-то здоровался с нею, а она проходила мимо, даже не кивая в ответ. Все её мысли были о том, как выживать дальше…

Н. Банных.

Яндекс.Метрика