Фронтовик Анатолий Шукшин: «У меня была судьба простого человека — жил, как умел, делал, что мог»

Получая летом 1942 года аттестат зрелости, 16-летний Анатолий Шукшин и представить себе не мог, что всего через пару недель примет решение податься на фронт добровольцем.

Когда эта мысль окончательно созрела в его голове, оседлал он лошадь и верхом помчался из Малого Куяша, где жил с мамой, братом и двумя сестричками, в Кунашак, на прием к военкому. Оказавшись на пороге его кабинета, решительно сказал:

— Прошу направить меня добровольцем на передовую.

— Рановато ты к нам пожаловал, — тихо сказал седовласый майор, окинув юнца усталым взглядом, — вот достигнешь призывного возраста, тогда и приходи, поговорим. А пока хоть профессию получи, она тебе в жизни пригодится.

— Я молодой, все успею после войны, а пока должен бить фашистов, как мой отец, Яков Феофанович, — твердо сказал Анатолий.

— Что ж, будь по-твоему. Направлю тебя в Челябинск, на краткосрочные курсы радистов-телеграфистов, и станешь ты танкистом, — засмеялся офицер.

Вернувшись, юноша обо всем рассказал маме. Надежда Кондратьевна сына отговаривать не стала, а лишь достала из железного сундука листок с текстом молитвы «Живый в помощи Вышнего…» и молвила еле слышно: «Спаси и сохрани».

До отъезда на курсы радистов оставалась неделя. За это время Анатолий наколол дров на всю зиму, отремонтировал надворные постройки, законопатил лодку, которую они с отцом смастерили еще до войны и каждое лето заплывали на ней вглубь   Куяшского озера. Ведь с его уходом дома оставался единственный мужчина — брат Пашка, но проку от него мало: до взрослости ему далеко, да и здоровьем слаб оказался.

Долгих проводов   не устраивали. Поцеловал доброволец родных и отбыл в Челябинск.

В боях за Родину

Время учебы пролетело, как один миг, старший сержант Шукшин, став радистом танкового экипажа, 15 января 1943 года принял военную присягу и занял свое место в солдатском строю. Боевое крещение новобранец принял в деревне Гущи Витебской области. При отражении контратаки противника огнем из противотанкового ружья уничтожил самоходную пушку и полтора десятка фрицев, за что был награжден медалью «За отвагу».Читая документы о подвигах своего дяди, я всякий раз спрашивал его:

— Тебе было страшно?

— В бою страха не ведал. А вот когда стихала канонада, все тело охватывал дикий испуг. В такие минуты я отчетливо понимал смысл выражения: «Вся жизнь пронеслась перед глазами», начинал жадно вдыхать воздух и благодарил Бога за возможность видеть, слышать, чувствовать, — отвечал он.

В конце июня 1943 года оказался Анатолий Яковлевич в районе Курска, а 5 июля здесь началось величайшее сражение Великой Отечественной — Курская битва. «То было страшное зрелище. Орудийный грохот не стихал ни днем, ни ночью. Много наших ребят там полегло. Помню, сели мы обедать. Слышим, снаряд летит. Через секунду оглянулись, а наш товарищ Иван сидит с ложкой в руке, но без головы — тем шальным снарядом ее и снесло», — вспоминал дядя.

На героической курской земле дрался Анатолий храбро. Из воспоминаний ветерана: «Однажды в ходе боя фашисты подбили наш танк — снаряд прямо в башню угодил. Правда, и мы успели трех «тигров» на тот свет отправить. Наша машина огнем полыхнула, мы в ней чуть заживо не сгорели. Чудом выбрались и, прихватив оружие, побежали к траншеям, закидали фашистов гранатами и свинцом полили. Их там скопилось около 30. За тот бой весь наш экипаж наградили медалями «За боевые заслуги».

Довелось моему герою участвовать и в знаменитом танковом сражении под Прохоровкой. За 14 часов боя там погибли 10000 наших солдат и офицеров. А Шукшин и его боевые друзья уцелели, подбили еще 3 «тигра» и удостоились орденов «Красной Звезды».

Как-то я спросил:

— Тебе не страшно было убивать? Ведь это — грех великий?

На войне, Никола, середины не бывает. Тут так: если ты врага не прикончишь — он тебя прихлопнет. Мы изуверов к себе не звали.

До конца войны оставалось еще два долгих года. А Анатолий продолжал вершить свои незаметные ратные дела.

Из наградного листа: «Тов. Шукшин Анатолий Яковлевич, находясь в трудных условиях боя, проявил образцы мужества, смелости, находчивости, держал бесперебойную связь с вышестоящим начальником, поливая огнем из пулемета пьяную свору немецких солдат и офицеров, перешедших в контратаку. Танк был подбит. Немецкие автоматчики пытались окружить небоеспособную машину, но всякий раз тов. Шукшин отбивал атаку из своего пулемета, уничтожив за период боя до 18 гитлеровцев. Достоин награждения орденом «Красной Звезды». Командир I танкового батальона, майор Васин, 30 августа 1944 года».

Еще из наградных листов: «16 января 1944 года тов. Шукшин участвовал в составе экипажа в уничтожении колонны немецких автомашин с продовольствием, боеприпасами, вещевым имуществом, проявил выдержку, хладнокровие, смекалку, мужество. Достоин правительственной награды — ордена «Славы III степени»;

«20 апреля 1945 года в бою за г. Мюнхебер — крупный опорный пункт обороны противника на подступах к Берлину, ворвался на линию обороны гитлеровцев и мощным огнем из всего вооружения танка уничтожил в составе экипажа противотанковое орудие, подавил и рассеял огонь ружейно-пулеметных точек и взял в плен до взвода войск пехоты противника. А 25 апреля 1945 года в бою за прочный опорный пункт обороны врага в восточной части столицы Германии уничтожил амбразуру огневых точек, расстрелял и взял в плен 25 человек. Достоин ордена «Славы II степени».

Долгожданный День Победы для Анатолия был омрачен тяжелым ранением в голеностопный сустав левой ноги. «Утром, в горячке боя, я не сразу понял, что фашист пустил в меня автоматную очередь, и боли не почувствовал, лишь ослабел, но, рухнув наземь, продолжал поливать фрицев пулеметным огнем. Еще человек 20 уложил. Лишь потом, когда стрельба стихла, не смог подняться и от нестерпимой боли сознание потерял. Друг, Толя Кардаш, меня, бесчувственного, на себе до медсанбата дотащил», — вспоминал ветеран. Хирург, боясь гангрены, принял решение: стопу ампутировать, но отправился за советом к командированному московскому профессору. «Будешь с ногой, парень, — сказал тот после обхода, — лишишься двух пальцев, но стоять и ходить сможешь». После операции провел на больничной койке несколько недель, а потом был списан в запас и глубокой осенью 45-го вернулся домой. Лишь год спустя узнал, что за свой последний бой награжден орденом Отечественной войны I степени.

Жизнь после войны

Дома все было хорошо: вернулся отец, подросли младшие, все так же, без устали, хлопотала по дому мама. Она, казалось, круглые сутки состояла при деле и жить без этого не могла. Толя жалел ее и во всем помочь старался.

Осенью 1946 года подался в Челябинск — поступил в кооперативный техникум и через 2 года вернулся в Малый Куяш с дипломом бухгалтера в кармане. Его зачислили в колхоз, где вскоре он стал работать по специальности, сменив на экономическом поприще отца Якова Феофановича. Кстати, оба они отличались математическим складом ума, могли запросто складывать, делить, умножать в уме любые числа в пределах пяти тысяч.

Жизнь продолжалась. 30 апреля 1953 года Анатолий женился на своей односельчанке Марусе Саватеевой. Вскоре в молодой семье появился первенец — сын Владимир. А в родительском доме юного отца случилась трагедия: оставив жену и четверых детей, Яков Феофанович ушел к другой женщине. Ушел, напрочь вычеркнув из жизни 33 года счастливого брака. А ведь, вернувшись с фронта по ранению, не мог даже самостоятельно ходить почти полтора года. Ежедневно хрупкая его жена таскала на себе грузного мужчину, сажая его дважды в сутки в бочку с травами. Представьте — помогло. Встал Яша на ноги, чтобы уйти из семьи навсегда.

В семье Анатолия, тем временем, тоже начался разлад. К сожалению, стал он все чаще прикладываться к рюмке. А началось все с «фронтовых 100 грамм». Недолго терпела Мария пьянство благоверного — подала на развод, запретив общаться с Володей. Лишь много лет спустя узнал дядя, что Владимир Анатольевич стал кадровым офицером, чем был очень горд, хотя бы потому, что дал ему жизнь. Вскоре Анатолий женился снова, предложив руку и сердце Нине Родионовне Чернышковой. Она была трудягой, не знавшей устали. Вот что говорил о ней бывший директор совхоза «Куяшский» А. В. Гульчак: «Ей уже за 70 было, а она все на пенсию не уходила — на ферме работала. Да еще как! И группа у нее вечно была из животных-доходяг. Она их выхаживала, сдавали мы тех свиней весом до 100 кг каждую. И Анатолий Яковлевич всегда рядом был, помогал».

За свою трудовую жизнь довелось ему быть слесарем, токарем, бухгалтером, кочегаром, свинарем, разнорабочим. И всюду — на хорошем счету. Дома он мог пошуметь на свою Ниночку, но та умела его успокоить, не раздувая конфликта, создавая вокруг мужа покой да уют, принимая его таким, как есть.

Наверное, эта ее житейская мудрость и позволила им прожить вместе 28 счастливых лет. Родионовна умерла в январе 1988 года от тяжелой болезни. До последнего ее вздоха муж находился рядом, стремясь всеми силами облегчить страдания любимой. Он пережил супругу   на три с половиной года. Сердце фронтовика остановилось неожиданно, во сне.

Оглядываясь на прожитые годы, храбрый солдат говорил мне: «Жизнь пролетела, как один миг.   У меня была судьба простого человека — жил, как умел, делал, что мог. Может быть, когда меня не станет, кто-нибудь скажет обо мне доброе слово…»

Николай Шукшин,- племянник фронтовика. Челябинск — Кунашак — Малый Куяш

Яндекс.Метрика